Останутся ли свалки в прошлом после возведения мусоросжигательных заводов

В Подмосковье к 2022 году планируется строительство четырех мусоросжигательных заводов (МСЗ), которые расположатся неподалеку от таких городов, как Ногинск, Солнечногорск, Воскресенск и Наро-Фоминск. В окрестностях последнего райцентра уже идет активная вырубка леса под возведение объекта.

Профессор ВШЭ Борис Моргунов считает, что строительство мусоросжигательных заводов не станет достойной альтернативой свалкам. Просто на предприятия станут доставлять наиболее токсичные и опасные виды отходов, а полигоны будут работать в привычном режиме.

Мнение профессора поддерживает и активист-эколог из Наро-Фоминска Юлия Лобанова. В своем выступлении на заседании Общественной палаты она заявила, что, несмотря на отсутствие экологической экспертизы, площадка под будущее предприятие уже огорожена, и к ней прокладывается подъездная дорога. Огромный завод, который будет сжигать свыше 700 тысяч тонн отходов, планируется разместить всего в полутора километрах от населенного пункта. Местных жителей не может не волновать состояние окружающей среды, тем более что, экологическое заключение до сих пор отсутствует. Каким будет состояние воды в водоемах и почвы на приусадебных участках — эти вопросы пока остаются без ответа.

То, что беспокойство населения не является необоснованным, подтвердила экспертиза, проведенная по заказу Минприроды экспертами ВШЭ. Оказалось, что после термической обработки первичного мусора остается до 70% отходов от исходного объема, имеющих куда более высокие показатели токсичности и опасности. Данные Института Экологии ВШЭ были восприняты противниками МСЗ как повод к более активным выступлениям и протестам.

Например, Дмитрий Гудков высказал свое мнение по вопросу в своем аккаунте Facebook. По мнению политика, сравнительно безопасные отходы после сжигания превратятся в токсические соединения диоксины, которые по классу опасности вполне можно сравнить с химическим оружием. Куда повезут ядовитые отходы из печей будущих МСЗ, их руководство умалчивает, но есть подозрение, что будет произведено захоронение на обычных свалках. Помимо этого, часть токсических веществ вылетит из труб предприятия и осядет в почве, воде и человеческих организмах. Пока эксперты пишут свои заключения, строительство идет полным ходом, ведь деньги всегда оказываются более важными, чем экология.

Журналисты «Росбалта» решили поинтересоваться у профессора Моргунова, зачем Минприроды заказало экспертизу в ВШЭ, если возведение МСЗ по факту уже началось. Борис Алексеевич ответил, что у них имеется долгосрочный контракт с министерством, рассматривающий вопрос обращения твердых коммунальных отходов в более широком масштабе. Во время проведения научных исследований ученые Института экологии не могли пройти мимо проблемы мусоросжигания. Так получилось, что они это сделали в рамках большого проекта от Минприроды и получили дополнительный результат.

Профессор Моргунов также дал развернутый комментарий относительно вторичных отходов, образующихся после термической обработки. Он охарактеризовал их, как совокупность загрязняющих продуктов горения, входящих в состав шлака, золы и газообразных выбросов. Эксперты, изучавшие цикл производства будущих МСЗ в Подмосковье, подсчитали потенциальные выбросы и получили результат в 70% вторичных отходов, из которых на шлак приходится примерно треть объема.

Выходит, что деятельность мусоросжигательных заводов приведет к тому, что в изобилии будут образовываться отходы, более токсичные, чем первичное сырье. Например, если ТКО относят к 4-5 классу опасности, то шлак можно смело причислить к первому классу, так как он содержит крайне ядовитые вещества. Из них особое внимание стоит обратить на диоксины, которые присутствуют не только в твердых вторичных отходах, но и в газообразных выбросах.

Введение в строй нескольких новых мусоросжигательных предприятий приведет к тому, что из сравнительно безопасных бытовых отходов мы получим токсичные и ядовитые вещества, которые нуждаются в особой утилизации. Например, в развитых европейских странах данный вопрос решается за счет пяти- или даже шестиступенчатой системы очистки. Но в случае подмосковных объектов речь идет только о трехступенчатой системе, которая совершенно не отвечает современным требованиям и демонстрирует низкую эффективность.

У проектов подмосковных МСЗ есть и защитники в ученой среде. Они утверждают, что новые технологии разогрева обеспечивают в печах температуру до 1200 °C, при которой диоксины подвергаются разрушению. Однако в этом утверждении есть лишь доля истины. Дело в том, что даже в разрушенном состоянии эти ядовитые вещества способны при охлаждении восстанавливаться до вторичных диоксинов, которые по своим характеристикам ничуть не уступают «прародителям». Даже те угольные фильтры, которые обещают установить на заводах, полностью не смогут решить проблему химической безопасности.

Для обезвреживания золы и шлака сейчас существует две основные методики. Одна из них заключается в сильном разогреве вторичных отходов, в результате чего происходит их остекловывание. Попросту говоря, токсичные шлаки превращаются в инертное стекло, которое не представляет угрозы для окружающей среды и человека. Вторая методика состоит в обычном захоронении продуктов горения на специальных полигонах. Несмотря на то что первый способ утилизации был бы идеальным решением проблемы, внедрить его не так-то просто из-за дороговизны оборудования.

Люди, которые продвигают подобные проекты, являются в первую очередь экономистами, досконально просчитывающими рентабельность будущего предприятия. Каждая новая ступень очистки означает огромные финансовые вливания, не говоря уже о том, некоторое части оборудования нуждаются в регулярной замене. Поскольку мусоросжигание относится к дотационному виду деятельности, неизбежно встанет вопрос о повышении тарифов. Например, установка оборудования для остекловывания шлака может привести просто к неподъемным тарифам.

Второй способ утилизации шлака значительно дешевле, но для захоронения требуются специальные полигоны. В России имеется всего один такой объект, но его возможности не безграничны. Куда же повезут токсичные отходы после мусоросжигания? Ответа на этот вопрос от инициаторов возведения МСЗ получить не удалось. Скорее всего, ядовитые вещества окажутся в коммунальных полигонах, не имеющих необходимой защиты.

Европейские власти пошли по другому пути, направив основной фокус на раздельный сбор мусора. Строительство мусоросжигающих предприятий там сейчас под запретом, ведь ту часть мусора, которая не подлежит переработке, безопаснее захоронить, не подвергая термической обработке. В России концепция раздельного сбора противоречит строительству МСЗ, так как последним не выгодно отдавать на переработку легко горящие материалы.

Основным преимуществом России является большая территория, на которой можно разместить вместительные полигоны. Какая-то часть МСЗ тоже нужна, но не в том количестве, что планируется сейчас. Особое внимание нужно обратить на раздельный сбор и вторичную переработку мусора, которые помогут значительно сократить объемы отходов. Этот путь решения мусорной проблемы выбирают все развитые страны, стимулируя население разными способами. Начиная такой ответственный проект, как строительство МСЗ, нужно взвешивать экономическую и экологическую выгоду и выносить соответствующее решение. Борис Моргунов надеется, что чиновники Минприроды обратят внимание на доклад экспертов ВШЭ и прислушаются к мнению научного сообщества.

Заполните форму ниже для заказа вывоза мусора
+7 (495) 776-01-25